Роль литературного перевода в развитии межкультурных отношений


Miroslava Metleaeva28 января в библиотеке прошла интереснейшая творческая встреча старшеклассников лицея им. Св. Кирилла и Мефодия с писателем Николаем Русу и русской поэтессой, переводчицей Мирославой Метляевой. Темой этой встречи стала „Роль литературного перевода в развитии межкультурных отношений”.

Мирослава Метляева рассказала ребятам о ремесле переводчика. О том, что переводы сыграли и продолжают играть важную роль в качестве важного средства общения, в социальном, политическом, экономическом и культурном развитии народов, внося огромный вклад в обмене духовными ценностями. Что представляет собой качественный перевод, и какими качествами должен обладать переводчик?

Работа переводчика – это искусство. Переводчик должен обладать определенными знаниями. В первую очередь он должен быть поэтом и иметь особую интуицию, которая поможет ему определить красоту произведения, которое он переводит. Так же переводчик должен быть носителем языка, на который он переводит и хорошо знать язык, с которого переводит.

Мирослава Метляева рассказала что благодаря качественному литературному переводу, с творчеством молдавских писателей и поэтов познакомились и в других странах. Например, Николае Русу получил литературную премию им. Юрия Долгорукого за рассказ „Дио Лулудиа”. Важная миссия премии Юрия Долгорукого — восстановление и развитие культурных взаимосвязей дружественных народов.

Приведенная ниже статья – это работа Мирославы Метляевой на данную тему.

Специфика поэтического перевода

Мирослава Метляева,

Институт Филологии АНМ

The present article is devoted to the modern literature processes in ex-Soviet countries, especially to the current trends in poetry translation. The author critically estimates the idea of forming the bank of interlinear (literal) translations to make them available for readers and researchers. In her opinion, it could lead to reducing translation level and changing the source text meaning. She sees numerous risks in this project. The author proves her idea giving examples from her personal translator experience.

Key words: modern poetry, interlinear (literal) translations, Leonard Tuchilatu

Перевод поэтического текста – нелегкое испытание для переводчика. Несть числа спорам, переводима или непереводима поэзия. Все же позволим себе указать на беспочвенность этих утверждений, возвращаясь к непревзойденным образцам классического перевода «Илиады» Гнедичем, или Шекспировских произведений – Пастернаком и Маршаком, в то же время отметив, что реальность дает основания для подобных тревожных выводов.

Причин тому, на наш взгляд, предостаточно, основными из которых можно было бы назвать резкое падение уровня переводческой деятельности, резкий спад интереса к книге, утрата глубинного интереса к языковым процессам и к подлинно художественному тексту, обеднение языка повседневного, упадок эстетического образования и воспитания,  доминирование утилитарного подхода к вопросам развития и издания  художественной литературы и переводной деятельности. Излишне фрагментарный подход к изучению перевода с уходом в терминологию и размывание границ переводческих критериев, из чего следует, что любой перевод есть перевод, приводит к тупику не саму переводческую деятельность, а исследовательский подход к ней.

Говоря о литературном переводе, мы сталкиваемся с проблемой адекватности перевода оригиналу. Особо это касается поэзии. Прежде всего переводчик должен быть охвачен самим произведением и понимать созданное автором в той мере, насколько он близок к его творчеству  и насколько он будет способен своим переводом передать смысл, текст и подтекст первоисточника, поэтический почерк стихотворца, и, главное, передать то, что собственно говоря, делает поэзию поэзией.

То, что ни один перевод не может полностью соответствовать оригиналу, является аксиомой. Однако это не означает, что перевод обязательно должен быть хуже первоисточника. Передача сообщения с одного языка на другой для обмена, скажем так, информацией – основная цель перевода. И сколько существует разноязыкое человечество, столько времени находит себе место и неумирающая профессия переводчика. И столько же времени ведутся поиски наиболее точной передачи не только практического диалога (а ведь перевод – это и есть особый вид диалога,  передачи смысла высказывания, текста иноязычному реципиенту), но и образной, художественной речи, поэтического творчества, что сродни самому творчеству.

Сохранить равновесие между точностью и художественностью – вот камень преткновения всех споров о переводимости и непереводимости поэтических текстов, которые отличаются от остального литературного творчества еще и теснейшей связью формы и содержания, включающей в себя и формальные признаки: метр, ритм, рифму, а также, – что немаловажно! – фонетические особенности, т.е. звучание стиха, что отличает и нерифмованную, свободную поэзию. Верлибр – это не просто прозаический текст в форме стихотворения. Это особый образный взгляд на мир, где интонация, ритм дыхания, особый лексический строй создают поэзию. И это порой сложнее поддается переводу, чем классическое рифмованное творчество. Никакая школа перевода не может научить поэтическому чутью – этому божественному дару, которым всевышний наделяет  ничтожно малую долю переводчиков, являющихся, в свою очередь, поэтами.

Однако, не владея ремеслом, невозможно опираться только на интуицию. Прежде всего необходимо быть носителем языка перевода и в совершенстве владеть им. И, позволим себе повториться, иметь поэтический дар. Но для успешного перевода необходимо еще одно, весьма существенное условие – знание языка оригинала.

На нескольких международных форумах  переводчиков стран СНГ и Балтии  особо обратило на себя настойчивое стремление многих участников создать банк подстрочников на русском языке для последующего затем оперативного перевода наиболее значительных произведений поэтического творчества на языки постсоветского пространства. Сама идея возрождения художественного перевода и расширения ареала его воздействия хороша, но практика…. С нашей точки зрения, здесь предоставляется полный простор для некачественной работы переводчика, особенно в такой тонкой сфере, как поэзия.

Началом переложения произведения с одного языка на другой является осмысление содержания, текста. И первым этапом работы является буквальный перевод, так называемый подстрочник. Может ли подстрочник служить основой для перевода стихотворения? Вопрос отнюдь не праздный, так как возникает несколько моментов, заставляющих задуматься в правомерности такой постановки дела. Во-первых, кем делается подстрочник, если мы говорим о банке подстрочников? Если он профессионал, то это начальный этап его работы и, следовательно, какой смысл выставлять полуфабрикат на суд людской? Если это анонимная работа, то какой резон профессионалу опускаться до словарной работы, которая неизвестно кому попадется? Если это заготовка, которую делает неспециалист, «ремесленник» от литературы, то о каком качестве перевода может идти речь? И очень существенный момент всего процесса: владеет ли берущийся за подстрочник в достаточной мере языком перевода и языком оригинала?

Из своего опыта переводчика приведу пример перевода стихотворения бессарабского поэта семидесятых годов прошлого столетия Леонарда Тукилату несколькими литераторами.

Оригинал:

Подстрочник владеющего румынским языком:

(из архива автора статьи)

Fulgi trec prin pletele tale albe Хлопья снега проходят через пряди твои белые
Fulgi anii tăi Trec Хлопья снега годы твои проходят
La ce bun ochii plănşi К чему хорошему глаза заплаканные
Prin razele lunii bătrîne? Через лучи луны старой?

Перевод не владеющего румынским языком:

(из архива автора статьи)

Перевод автора статьи:

 

Снежинки петляют в твоих белых косах Хлопья с твоими сплетаются белыми прядями
Пушинками года пролетают Снежным потоком уносятся годы твои
Ну чем же хороши глаза заплаканные К счастью какому глядят эти очи заплаканные
В свете лунном таком старом? Сквозь Покрывало прозрачное старой луны?

Анализируя оригинал с подстрочником и результатом работы по нему первого  переводчика, не владеющего румынским языком, приходишь к выводу, что без знания обоих языков невозможен качественный адекватный перевод исходного текста, т.к. буквальное значение слов, его составляющего, не дает никакого представления о поэтическом произведении. Утратился сам дух поэзии.

Поэтическое творчество – это шкатулка с двойным или даже с тройным дном. Переводчик, не владеющий языком оригинала и использующий подстрочник, на базе нагромождения переведенных буквально слов вне исторического, культурного, этнического, биографического и, конечно, лингвистического контекста  может выдать на гора нечто, весьма далекое от первоосновы.

Приведу еще один пример перевода по подстрочнику опытной поэтессы, перевод которой стихотворения Леонарда Тукилату «Шахматная доска» хранится в архиве автора статьи.

Оригинал:                                                      Подстрочник:

Tabla de şah                                        Шахматная доска

Ce rău şi ciudat                                  Какая злая и причудливая

e zâmbetul regelui lovit,                     улыбка у побитого короля,

lipsit de coroană                                  лишенного короны

în faţa ostaşilor săi,                             перед лицом своих солдат,

care nu pot să-l ajute.                           которые не могут ему помочь.

Poate le fu mila de el – o ruşine       Может быть им было жаль его – стыд

prea mare pentru un rege.                 слишком большой для короля.

Apoi, tăcuţi, s-au aliniat                   Потом, молчаливые, они выстроились

din nou pentru un alt rege.                снова для другого короля.

Перевод по подстрочнику.

Как зла, причудлива усмешка короля

(поверженный, – теперь лишен короны),

перед  лицом солдат,

которые уже помочь не в силах.

Сочувствие их – стыд для короля великий!

А потом, помалкивая, строятся опять,

и в бой спешат – за короля другого.

Перевод слишком буквален, с одной стороны, и не совсем точен – с другой. Концовка домыслена за автора и делает стихотворение плоским: лицемерные подданные готовы сложить головы за нового господина. Но в стихотворении это не так. Оригинал гораздо глубже своим подтекстом. Незнание переводчиком  языка первоисточника обеднило оригинал.

Как отмечает известный поэт и литературный критик Валериу Матей, „сжатость поэтической выразительности, максимум экономии художественных средств, кажущийся прозаизм, за которым скрывается гармоническая поэтическая архитектура, использование предельной краткости и диссонанса – вот основные элементы современной поэтики, которыми насыщена лирика Леонарда Тукилату” (Матей 2005, 259).

Пытаясь передать смысл и напряжение оригинала, я воспользовалась методом функционального перевода, когда чувства и ассоциации , вызываемые первоисточником, необходимо отразить, подыскивая функциональные элементы (культурные и лингвистические аналоги) языка переложения, то есть русского языка, одновременно сохраняя образность и поэтику текста:

Шахматная доска

Какая злобная и странная улыбка

застыла на устах

у кесаря, лишенного короны

пред строем собственных солдат,

бессильных вновь явиться на подмогу.

Быть может, жалость охватила их –

но слишком тяжки

такое унижение и стыд

для короля.

Затем, не обронив ни звука,

как всегда,

они привычно вытянулись в струнку

пред новым королем.

Перевод всегда остается тайной, к разгадке которой стремится каждый бесстрашный путешественник в страну сокровищниц чужого языка, которые ему предстоит раскрыть и предъявить во всей полноте на свет божий.

Технический подход к переводу не даст желаемого результата, ибо алгеброй никогда не поверить гармонию. Семантика слова, подвижная в контексте, как ртуть; фразеологизмы, теряющие свою статичность при перетекании в реку иного языка; сам текст, подлежащий переводу, создают кажущуюся неуправляемой стихию вариаций, в свободе которых можно либо затеряться и быть выброшенным за ее пределы, либо стать корабельным кормчим, уверенно  идущим к поставленной цели.

В данной статье приведены всего лишь несколько видов работы над текстовым переводом: подстрочник (буквальный перевод, порой подогнанный по стихотворную форму); формалистический (педантичный) подход с попыткой сохранить все, вплоть до строфики; и функциональный, основанный на поисках языковых эквивалентов. Не останавливаясь на тонкостях переводческой работы, хочу подчеркнуть, что перед переводчиком лежит большая ответственность как перед автором, текст которого должен пережить множественные трансформации на инородном лингвистическом поле, так и перед будущим читателем.

Если допустить все-таки использование подстрочника при переводе поэзии, то, прежде всего, он должен быть сделан человеком, понимающим поэзию и знакомым с фактографией, историей и критической интерпретацией текста, т.е. хотя бы его первичным осмыслением. Переводчик же этого текста должен владеть языком оригинала в той степени, которая позволила бы ему соотнести готовый перевод с оригиналом.

Понятие верности автору перевода – важнейшее правило переводчика, что ни в коем случае не тождественно дословности. При переводе потери неизбежны, но талант переводчика заключен и в умении компенсировать их средствами другой языковой системы, не нарушая смысла и стилевого своеобразия переводимых произведений. Наше глубочайшее убеждение состоит в том, что переводом поэзии должен заниматься поэт, знакомый с языком оригинала.

2 gânduri despre &8222;Роль литературного перевода в развитии межкультурных отношений&8221;

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile despre tine sau dă clic pe un icon pentru autentificare:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare / Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare / Schimbă )

Conectare la %s